Четкая кепка в целуй и знакомься

Было такое (fb2) | Флибуста

Skor Pion в игре Целуй и Знакомься. 8 дек Я получил достижение Хит в игре Целуй и Знакомься. 14 ноя Теперь я могу дарить Четкая кепка!. GARNIK AGADJANYAN в игре Целуй и Знакомься. вчера 31 окт. Теперь я могу дарить Чёткая кепка! Хочешь так же? Хочу! Играть. Достижения: 1."За взятие Авроры" - получить водку и бескозырку. 2."За взятие Бастилии"- получить шампанское и лягушку. 3."Пушистик"- получить 5 .

Просторечное обозначение мужчины, обладающего нетрадиционной ориентацией, пять букв. Мы снимали пять дней, был совместный проект с англичанами. Это только лишь стереотип, что в Англии живут джентльмены.

Про нее так раньше говорили, потому что в лондонских домах стояли камины. Когда они разом начинали дымить, над городом повисал густой туман. Сейчас у них там центральное отопление и даже газ. Так что не надо нам тут про туман заливать. А про джентльменов я сейчас всю правду расскажу. Некий продюсер Майкл Н. Майкл боится самолетов, но никому в этом не признается. Путешествовать на поезде модно и экологично. Майклу уже под пятьдесят.

Он не знает русский язык и большой чудак. Моя задача была следующей. Взять Майкла около гостиницы, посадить в машину и отвезти на вокзал. Там довести до поезда, посадить в купе и дождаться отправления.

Короче, проследить и удостовериться, чтоб не сбежал. Потому что уже было один раз. Нашелся в Бангладеше через неделю. Я поняла, что будут проблемы, когда вышла из метро и увидела улицу.

Кто-то даже бросил машины. За то время пока ждали микроавтобус для Майкла, он успел сбегать куда-то и принести пять сумок. Жаль, что по неопытности я не оценила весь ужас ситуации.

Машина не могла вывернуть из соседнего переулка в течение часа. Майкл таскал откуда-то пакеты. И когда стало понятно, что он уже точно не успеет на поезд, оставалось только одно — ехать на метро.

Это представлялось мне крайне небезопасным занятием. Паспорт я в тот день забыла, Майкл всем видом представлял из себя денежного иностранца, у него огромный багаж, на вокзале обязательно проверяют документы, а еще менты в метро… Одной рукой я тащила сумки, а другой Майкла и другие его сумки. Пропихнув Майкла через турникеты, протащив его по всем возможным переходам и эскалаторам, затолкав в вагон, я испытала редкостное желание впиться джентльмену в горло.

Потому что за всю дорогу он не потрудился даже спросить, не тяжело ли леди с красным лицом нести его багаж. Я даже думала бросить его там от отчаяния. Все равно через недельку другую всплыл бы в каком-нибудь Парагвае. На вокзале скучали менты.

Мы были самой легкой добычей, багаж Майкла — лакомым не задекларированным куском. У милиционеров были такие выражения лиц, будто они стояли в кокошниках и держали хлеб-соль.

Уже совершенно наплевать, что он опоздает. Я просто не переживу обратной дороги. Мы шли на встречу друг к другу. У меня не было другого выхода. Поравнявшись с милицией в кокошниках, я успела вытянуть вперед руку и на полном серьезе сказать: Они даже не успели обидеться. Всю дорогу я боялась, что Майкл начнет предлагать мне чаевые. А я тогда жутко обижусь и скажу ему: А я тогда вспомню стишок про коня и избу, но ничего ему не скажу, потому что очень гордая.

Я выпнула Майкла и его багаж как раз к нужному вагону. Затолкала в купе, он сказал: Это была его прихоть, он хотел ехать на поезде, хотя вся группа благополучно улетала на самолете.

Майкл плохо спит в самолетах, а в вагоне можно отлично переночевать. Соблазн был слишком велик. Я стерла пот, загудели от невыносимой тяжести руки, и я сказала: Он продюсер, снимает кино. Поэтому путешествует на поезде. Он просил передать, чтобы вы его будили каждые два часа.

Проводница улыбчиво кивнула и поезд тронулся. Майкл выглянул в окно и помахал рукой. Давно, надо сказать, стояла. Я макароны сварила и поставила. И ушла на работу. И как-то так получилось, что мы долго домой не приходили. То есть бывали иногда, но редко. И я когда иногда с работы домой приходила, то в холодильник чисто по привычке заглядывала. Я посмотрю на нее и холодильник закрою. И даже думать боюсь, что там с макаронами произошло.

Вроде не пахнет, когда в квартиру заходишь — и нормально. Я даже подумала потом, что не стану открывать кастрюлю. В подъезд заходишь — не пахнет — и нормально. Иногда пускала мелкую лесть, чтобы заставить мужа заглянуть туда первым. Недавно прихожу с работы, а муж спит. И где-то в районе подмышки он сказал, что открывал сегодня кастрюлю.

Ничего выбрасывать не. Потом помолчал и добавил: А еще он сказал, что томатная паста дала ростки, и там скоро бы вырос куст помидоров. Я догадалась, что морковка. И еще он напомнил про курицу.

Но тут уж я не выдержала и стала возмущаться. Потому что я-то хорошая хозяйка и помню, что курица лежит в морозилке. А там с ней ничего не может произойти. Ни яиц она там не высидит и вообще никакого сюрприза не преподнесет. Курица-то у меня под контролем, ха-ха! И тогда муж робко сказал, что курица закована в вечных льдах.

Что если я захочу ее когда-нибудь сварить как те макароны, то только вместе с холодильником. А вообще-то я очень хорошо готовлю. И дома у меня чисто. Он выпустил брюхо, утяжелил лапы и стал солидно выхаживать ими на кухню, чтобы откушать свежего Хиллса с тунцом. В миску смотрел чуть кривясь, лениво поворачиваясь к нам даже не шеей, а всем мохнатым корпусом. Мы с мужем замирали, как солдаты на плацу, а Федр Иваныч чуть нервно дергал кончиком хвоста и, выдерживая осанку, присаживался у миски.

Знаете, еще бы чуть-чуть и он сказал: И молча удалился из столовой, оставшись без трапезы… Он часто изволит дремать на подоконнике. Собственно, подоконник наше излюбленное место, поскольку оттуда открывается прекрасный вид на птичек — эта чирикающая еда облюбовала для посиделок карниз, проходящий как раз у окна.

Федр Иваныч лежит, глаз в прищуре, колбасный хвост обрамляет пузо. Воробьи слетаются на карниз каждое утро — эти как всегда что-нибудь не поделят и с перьями у рта доказывают друг другу правоту. Все идет по четкому сценарию: Воробьи в шоке, Федр Иваныч уходят вылакать воды. А вообще-то Федя — это такая рыжая шняжка. И чаще всего он ведет себя не как Федр Иваныч, а как пиндос.

Допустим, я лежу на диване. Этот пиндос затаится в углу комнату и начинает маскироваться. Обычно он пытается слиться с окружающей средой. Втискивает жирное тело в самый угол, расплющивает пузо и прищуривает. Наверное, в этот момент ему кажется, что он ровного синего цвета, как палас. То есть его типа вообще не видно, ну абсолютно.

Такой рыжий полосатый бугор вообще трудно заметить. Суть заключается в следующем: И он летит рыжей молнией или огненным бесом! А вот он я! Это ему так.

Таким ловким и грациозным он представляет. Я даже могу предположить, как он видит себя стремительной ланью. На самом деле, рыжий бегемот с топотом бежит по комнате. Быдыщ, быдыщ, быдыщ… Бац когтистой лапой по руке — и в коридор, бегом в коридор, мелькая штанами и подкидывая лапы в воздух. И в этот момент мы зовем его пиндосом. Потому что ну натуральный пиндос.

Не помню, откуда взялось это название, но однажды муж нашел в интренете, что пиндос — это трусливый американский солдат. В связи с пиндосом у нас появился целый ряд определений поведения Феди. Собственно, этих нехитрых определений хватает. По большому счету, пиндос больше ничего не делает. В связи с работой получилось так, что в последние полгода я дома почти не бывала. Приходила ночевать и переодеться. И какого же было удивление пиндоса, когда после моего возвращения проект закончился, дали отпускон понял, что я здесь живу.

Что ЭТА, которая появлялась ночью и звенела ключами, здесь живет! Мужа не кусает, меня — ну просто жует. С Володей у них союз мужей. Они вместе ходят курить, играют в компьютер. А когда садимся кушать, то просто засада. Пиндос занимает почетное место на стуле, сдвинуть его практически не-ре-аль-но.

У меня муж рыжий и Федя. И вот сидят они: А я стою и пытаюсь как-то присесть. И если даже присяду, то получаю хвостом по спине. Потому что рыжая шняга меня вообще не уважает. Иногда, только по каким-нибудь кошачьим праздникам, я не могу вычислить последовательности, пиндос может подойти и значительно муркнуть мне что-нибудь на ушко. Я сразу думаю, что он так ластится. Может и ластится, а может и говорит что-то. У него нет роскошных щек или умопомрачительной плюшевой шерсти.

Но скажу только. И я его люблю. Нет, не очень большой, хоть и двухэтажный. Раньше здесь был детский сад. По утрам, наверное, пахло кашей, брякали крышками мятые алюминиевые кастрюли.

А мамы приводили детей. Особенно зимой интересно. Воздух еще синий, звезды выключились, морозно, а тебя везут на санках за веревочку. Мама загораживает весь обзор, зато можно есть снег. Потом двери садика открываются, и в нос бьет резкий горячий запах гороховой каши. И сразу хочется домой. Домой, домой, домой… И глаза начинает щипать. Стоишь посреди раздевалки крестиком. Потому что столько шуб надето, аж руки в стороны.

Тебя в двери мама боком занесла. Она, конечно, торопится на работу. И глаза от этого еще больше щиплет. Мама, возьми меня с собой… Она, естественно, сделает вид, что не слышит. Потому что растит тебя одна, без мужа, но ты еще не понимаешь, что в этом. Поцелует вспотевший лобик с отпечатанной шапкой и как-нибудь так некрасиво пригладит волосы, что сразу хочется отправить ее на работу. Иди уже, иди, предательница… Когда я была маленькая, то все говорили: На обед в садике давали очень вкусное: Селедку я ела долго.

Облизывала плавники, выедала из головы все мясо до глаз. Хорошо, если достанется хвост. Там мяса больше и плавник большой торчит, можно много соленого сока ссосать.

Ради этого надо было первой помыть руки, чтобы успеть сесть к хвосту. Нам так и давали — голова или хвост. Я до школы думала, что селедка именно такая — голова и сразу хвост. Очень компактная рыба, ничего лишнего. А что у нее туловище есть это только поварам было известно.

Может быть, они делились этим секретом с заведующей. На площадке пасутся две группы — старшая и младшая. А ты голову в заборе между прутьями просунешь и торчишь. Мимо проходят чужие взрослые, явно не мамы из вашего садика. А ты торчишь жалобно и, наверное, тебя так и хочется взять. Потому что такой ребенок замечательный торчит, любо дорого смотреть. В шапке торчит, в варежках, ангиной ни за что не заболеет. Даже если будет идти сто взрослых, маму можно различить. Ее сразу видно, хоть она, конечно, не станет бежать и торопиться.

От нее не дождешься. Обычно будет идти, как нормальная взрослая. Наверное, думает в этот момент: Но что я маленькая, что ли? Вечером мама начнет рано укладывать спать. Ох, как же не хочется спать вечером… И тогда она станет петь колыбельные. Мама ложилась рядом и говорила, чтобы я закрыла глаза, а я ложилась на спину и смотрела в потолок.

Я была уже слишком взрослой для такой ерунды. Дальше слов не помню, но смысл такой, что потом началась война и Женька ушла в партизаны. Капли холодные, уши полные и слезы через них уже, наверное, внутрь головы заливаются. А сопли в нос втягивать нельзя — потому что боишься маму разбудить.

Я в такой момент представляла, что бегу по лесу с винтовкой и стреляю в фашистов. Они меня, конечно, тоже убьют, как Женьку. Но я буду еще долго ползти и задыхаться. И поскольку был полный нос соплей, то я отчетливо представляла, как именно стану это делать.

А потом я уже так умирала, что даже немножко отодвигалась от мамы — не запачкать бы ее кровью. Хотя, может, немцы и не убили Женьку. Могла же выйти ошибка! Просто она ушла в соседний лес и зря фашисты понадеялись, что все теперь будет хорошо. Даже портрет в ее школе повесили на всякий случай.

Очень напрасно, на мой взгляд. Утром мама будет долго будить. Ей-то хорошо, она спала, пока ты полночи умирала в лесу с винтовкой. А еще просыпаться утром так холодно, это ужас. Мама станет натягивать колготки прямо под одеялом.

Самое ужасное, что родная мама может сделать утром — повязать шарф. И тогда шею вообще не согнешь, так и будет голова всю дорогу торчать. Надо примерно пять шей, чтобы выдержать такой шарф. Мама будет идти впереди медленно, потащит санки всего одной рукой. От этого они едут немножко кособоко. Не так быстро, как если бы их вез папа. И уж совсем стыдно, когда тебя обгоняют одногруппники. Это позор и ты отводишь глаза в сторону, вроде бы не замечаешь, как они проплывают.

Зато можно спокойно есть снег и пялиться по сторонам. Воздух еще синий, звезды выключились и морозно. Хочется домой… Домой, домой, домой! Это ужасно, когда тебя везут в садик. Это совершенно безысходная ситуация! И чем ближе, тем больше хочется спрыгнуть! Убежать в лес к фашистам! Лучше уж к фашистам, чем. Печь картошку и есть ее без селедки. Можно ведь даже селедкой пожертвовать ради такого случая!.

Она, наверное, в садик не ходила, не ревела. А сразу в школу пошла.

Было такое... (fb2)

Потому что смышленая была девчонка. В общественном транспорте я совершенно теряюсь. Особенно если надо с билетом ехать. Я моментально тупею, теряю ориентацию на местности и совершенно не знаю к кому обращаться.

Однажды я попала в затруднительную ситуацию. Купила билет у водителя и передала его на пробить. А это же страшное. До пробивателя далеко, через столько рук билет идет — и не сосчитаешь. Стою и смотрю, слежу. И вот вижу, что некая тетушка билетик мой прокусывает, вытаскивает из аппарата и натурально кладет к себе в карман. В верхний, на ней пиджак был с верхним карманом.

Я прямо обомлела. Потому что ведь знаю, что на линии контроль, весь троллейбус исписали про. Я и сказать-то ничего не могу. Столько людей вокруг и как я скажу? Тогда мне придется выкрикивать: Прям так, что ли?

Я так не смогу. А рядом стояла девушка. Я метр восемьдесят, повисла на поручне и похожа на неуверенный вопросительный знак. А она хоть и метр пятьдесят, точно не больше, но вся собой представляет упертый восклицательный знак. Она наклоняется ко мне… Я вот прям почувствовала, что именно наклоняется, потому что ко мне в тот момент мог бы и ребенок наклониться.

Билет мне тогда вернули. И я всю дорогу через каждую остановку говорила восклицательному знаку спасибо, потому что боялась, что она сойдет, а я не успею. Такая маленькая, вся крепкая. А болтаюсь между перекладинами, как макаронина. Почему-то в этот момент особенно чувствовались руки. Оказывается, они у меня безууумно длинные и я совершенно не знаю, куда их деть. И еще я в транспорте всегда мучаюсь одним вопросом: Если рядом стоит поседевший мужчина, то тогда без проблем — встаю и резко отбегаю в сторону.

Потому что не люблю вот этого: Козел… Хотя мужчины не сильно-то и возражают. А вот с женщинами сложнее. Опять же если явная старушка — то без вопросов. А если женщина только собирается ею стать?

Никого особо в известность об этом не ставит, конечно, всё тайком, тайком… Мне вообще всегда интересно, что чувствует женщина, когда ей первый раз в жизни уступают место? Когда тебе вот так, на глазах у всех, ни за что… Пожалуй, самый добрый транспорт — это самолет.

Вот приходишь в аэропорт встречать человека. А там полно таких же, как. Главное, быстро прибиться к своим — найти, где кучкуются встречающие тот же рейс. В такие моменты быстро всех запоминаешь в лицо. Обязательно будет мужчина, который не любит свой букет. Будто бы этот мужчина твой родственник и вы встречаете общих друзей.

А мы здесь на земле их ждем. Мне это очень нравится, когда все вместе и чтобы за руки. Лучшего чувства, чем чувство локтя, я за свою жизнь не испытывала. И вот ведь казалось. Там сам бох велел за руки. Потому что цель одна.

Это даже не троллейбус, где каждый выйдет на своей остановке и побредет в неизвестном направлении. Тут цель явная — конкретная дверь или конкретный прилавок. Всем бы сгруппироваться и бить в цель. Потому что ведь общая беда объединяет. С очередями меня связывает неприятная история. Я подхожу, а она, собака, длинная — капец.

Аж в два ряда идет. И это так всегда раздражает! И вот ты встаешь и постоянно оглядываешься. Просто ждешь, что кто-нибудь еще подойдет, и ты не будешь торчать в конце одна. И кто-то потом позавидует тебе, как ты сейчас завидуешь тем, кто в середине.

За мной никто никогда не встает. После того, как я подхожу, люди теряют весь интерес к голландским курам или терапевтам. Сегодня меня поразила очередь на оформление заграничного паспорта. Паспортный стол открывается в одиннадцать. Если приезжаешь к шести утра, то ты уже седьмой. Обязательно есть человек, который дежурит со списком.

Он здесь с четырех. Каждый делится своей историей: Ерунда полная, но все слушают с удовольствием. С появлением новых персонажей история повторяется на бис, ее уже рассказывают в другом конце очереди: Пришел к трем — и уже десятый!!! Хотя в правилах четко написано: И дело даже не в том, что у мужчины со списком здесь связи и все схвачено. Он просто такой и. Пусть он даже не просто лично придет, а принесет свои детские фотографии и сдаст медицинские анализы.

А человека со списком никогда не завернут. Потому что он. Ему надо — и. В очереди обязательно есть добродушный агент туристической фирмы, который консультирует.

На всякий случай все смеются. С каким же неподдельным удовольствием новичкам указывают на мужчину со списком! Наивные, они-то думают, кто последний. Последний записался давно и уже спать пошел, парниша. Обязательно рассказывают дежурную страшилку. У него в паспорте написано, что он Федр. А мужик в анкете написал, что Фёдр.

Так что вы думаете? Сказали, что не то имя. Весь день стоял и завернули. Да вон же он, сидит, курит… И почти вся очередь оборачивается на. Как Вий показал — вот. Очередь — это безымянные герои. Там все Мужчины и Женщины. В особо тяжелых случаях, двадцать седьмые или тридцать первые. Я знаю, почему так случается. Люди намеренно не хотят знать имена, потому что бояться привязаться друг к другу.

Тогда уж точно получится не очередь, а сплошная кистень. Хотя очередь, конечно, может проявить сочувствие и даже вникнуть в твою беду. Она своей матери ребенка забросит и вернется. Но что самое страшное — в этот раз мне очередь такая попалась, что тема свинки и плохих детсадов не развилась даже между двумя тетями. Звери, один словом, звери… А потом паспортный стол открывают и все бросаются внутрь.

Там мест всего человек на десять, но все туда вперемешку — и третьи, и двадцать девятые и даже шестидесятые, которым вообще сегодня ничего не светит. Обязательно найдется женщина, которая будет громко шептать мужчине со списком: И хочется сразу ударить ее по лицу. Потому что ну разве так можно? Мы стоим перед тобой — пятьдесят человек, с открытой душой и сердцем, как на ладони, а ты вот так сразу! Я откровенно ненавижу эту женщину. Готова отомстить ей настолько, что даже не скажу, как неправильно у нее заполнена одна сточка в анкете.

Ни за что не скажу. А очередь мстит мне за то, что я седьмая. И ни за что не скажет, что печать стоит не в том месте. Хотя все всё видят, но у каждого свои мотивы, вы же понимаете… Сороковые напирают на дверь, давят массой тридцатых, а пятидесятые внимательно считают, сколько принимают за час и делят рабочее время паспортного стола на список. А я мотаю круги вокруг кабинета. Я просто чувствую, что сейчас зайду, а там аудитория с кафедрой и скажут: И я умру сразу же, сразу же!!!

И еще эта обстановка вокруг… Все сидят на подоконниках, на корточках, кто-то у кого-то что-то переписывает, повторяют, что говорить, если спросят про… Ощущение, что анкета — это шпора. А ты стоишь с паспортом, как с зачеткой… И тошнит, тошнит… И еще этот невыносимый вопрос: Война и мы все в оккупации.

А вокруг голод и мы пришли за хлебом. Выдают строго по списку — 50 граммов на человека. А хлеб из клея, естественно, и с опилками.

Бледная женщина прислонилась к стенке — у нее дома двое детей, она разотрет этот хлеб в муку, добавит воды и сделает лепешки — так выходит. Хотя на самом деле, у нее просто не приняли документы — не так поставлена дата. Господи, а ведь всего лишь паспорт!

А он отвечает, что наши органы так выражают свое сочувствие, что мы их покидаем… Милиционер читает анкету внимательно. Иногда слегка улыбается — я знаю, это у них такой страшный психологический прием. Ты сразу думаешь, что он скажет: Это же невыносимо. А он, наверное, улыбается и ждет, что ты сейчас не выдержишь и скажешь, что убила и съела человека в восемнадцать лет. А после тебя заходит сразу муж. Ты уже куришь на улице и щебечешь, как легко это.

И люди хватают ее, дергают почти на части. А вокруг светит солнце и тебе уже в принципе все равно, сдаст подружка или нет… То есть муж. Конечно, лучше, если бы сдал. Но даже если не сдаст, то ты его будешь подбадривать всю дорогу. И пойдешь с ним на повторную пересдачу, чтобы поддержать.

А он выходит уже: И такое щастье сразу! И совсем нет мыслей, что можно взять и поехать вместе на море за границу. Хотя ради ведь этого сюда и пришли. Совсем не думаешь, что теперь можно будет где-то купаться, загорать, пить сладкие коктейли. Потому что это и не важно. А море… Что море… Это. Очередь — это. У нас был классный час и все знали, что чем меньше на нем выступаешь, тем быстрее отпустят домой.

Но я так никогда не считала. Потому что готовилась стать настоящим октябренком. Я готовилась отдать сердце Ленину, очень серьезно к этому относилась. Поэтому подняла руку и сказала: Отлично помню ту рыбку. Мне все время казалось, что ей плохо здесь плавать, намного лучше будет у меня в комнате. Я месяц разрабатывала план и выкрала ее во время тихого часа. Рыбка была красная и умерла по дороге домой. Наверное, слишком крепко я ее сжимала кулачком в кармане.

Учительница посмотрела на меня внимательно и тут же поставила в пример всему классу. Вот, вот какой надо быть честной. Берите пример, будущие октябрята. На следующий день в октябрята меня не приняли. Это случилось позже, когда через полгода на внеочередном собрании меня объявили позором класса.

Меня и правда никуда не брали, я страдала жутко, потому что жизнь коллектива проходила мимо. Октябрята поставили вопрос ребром: Меня приняли и я довольно быстро пошла по карьерной лестнице. Просто все одноклассники уже целых полгода были октябрятами, а я только начинала. Им надоело, они расслабились, запустили общественную работу и стенгазета выходила не регулярно. Я же взялась за дело рьяно. На классных собраниях торчала только моя рука, я готовила политминутки, клеймила двоечников и честно сдавала тех, кто не моет руки перед столовой.

Меня мечтал побить весь класс. И видимо когда учительница поняла, что скоро я доберусь и до нее, то поручила руководить целой октябрятской звездочкой. Она правильно рассчитала, что теперь я брошу все силы на организаторскую работу. Помните, в каждой звездочке был свой вожак, своя санитарка, дежурный по переменам он должен следить, чтобы никто не бегалмеханик и.

Всего в классе было несколько звездочек и они дежурили по неделям. Механиком обычно становился мальчик. Когда звездочка дежурила, то он всю неделю носил молоток и отвертку.

Вроде как если парта сломается или доска покосится, то он ловко устранит неполадку. В моей звездочке санитаркой была Таня Петрова. Однажды во время дежурной недели она пришла без косынки и сумочки — забыла дома. А у санитарки просто обязана быть сумочка — белая из хлопчатобумажной ткани, с красным крестом. Внутри зеленка и бинт. Но пусть вас это не беспокоит. Чтение мыслей требует большой концентрации, расхода энергии. Я приехала от всего этого отдохнуть. К тому же я не занимаюсь этим бесплатно.

Меня поразил ваш взгляд. В нем какая-то затаенная печаль, которая никак не соотносится с вашим цветущим видом и молодостью. И вот оттого у вас нет ребенка. Если хотите, встретимся в Москве. Там я займусь вами серьезно. Я не могу избавиться от чувства вины. Дело в том, что мой муж женат на мне вторым браком. А от первого брака у него есть дочь, которая меня, если говорить начистоту, терпеть не может, хотя старается это скрывать.

Вы вините себя за то, что отобрали отца у девочки и думаете, что вам в отместку не удается завести собственного ребенка. Я сейчас охарактеризую вашего мужа, а вы меня поправите, если я в чем-то ошибусь.

Получив согласие, ясновидящая начала: Когда на вашей фирме возникают сложные ситуации, то разрешает их он, а не.

Он стоит во главе… — Не. Контрольный пакет акций у. Но мы не делим с ним нашу фирму. Мы вообще ничего с ним не делим. У нас все общее. Неужели вы допускаете, что такого мужчину, каким является ваш муж, вы могли бы увести из семьи насильно? Случай, который был предопределен в вашей и его судьбе, свел.

И винить здесь некого. Это игра высших сил, не подчиниться которым мы не в состоянии. Так что, дорогая, вам необходимо лишь одно: На следующий день Светлана с улыбкой встретила Наталию Сергеевну и после завтрака пошла с ней в парк. Не успели они устроиться в шезлонгах, расставленных вокруг величественной клумбы, как к Наталии Сергеевне подошла женщина. Наталия Сергеевна слегка спустила солнцезащитные очки и бросила на нее острый взгляд. Она сосредоточенно помолчала и удовлетворенно кивнула: Не перепутайте, какой срок следует назвать мужу.

Иначе никого бы не. Причина в нем, дорогая. Так что отправляйтесь домой, и через недельку обрадуйте мужа. Женщина потупила глаза и попыталась подавить улыбку. Светлана проследила за ней взглядом. Но вам он не нужен. Впрочем, если только как массажист. К тому же у него много невидимых глазу помощников: Так что каждая, подпадая под то или иное влияние собственных тайных устремлений, в результате оказывается у Дэна. Когда на очередном приеме врач предписала Светлане курс массажа, она улыбнулась про себя, представив местного сердцееда Дэна, который получит от нее, наверное, единственной пациентки, решительный отказ от его услуг.

А за два часа до этого в кабинете зав. Светлана Полибина — это бесценная реклама. Ее беременность после лечения в нашем санатории привлечет к нам массу новых пациенток. А без тебя… — заведующая нервно застучала пальцами по столу.

↓Целуй и знакомься (Достижения)↓ | ВКонтакте

Ни подхода найти не сумел, ни верный тон взять. Эта Полибина совершенно здоровая женщина. И после твоих сеансов, я как раз рассчитала ее фертильные дни, она на сто процентов забеременела. Но постараюсь вернуться до ее отъезда. Когда у нее фертильные дни? Прямо вот так приехал и сходу сделал. К ней не просто подступиться. По моим сведениям она любит своего мужа. Честно скажу, не понимаю, что они в тебе такого находят? Иди уже, — замахала она на. Глава фирмы Светлана Полибина принимала гостей в банкетном зале.

Ее муж, генеральный директор фирмы, Виталий Полибин демонстрировал собравшимся дизайнерские новинки, использованные в оформлении центра. После того как был провозглашен первый официальный тост, приглашенные разбрелись по залу.

Деловой центр превзошел его ожидания и, если раньше он колебался между нами и Руготиным, то теперь окончательно склонился на нашу сторону. Но, главное, мы обошли Руготина. Комплекс — вот удача! Виталий наклонился и коснулся губами ее щеки. Он вздрогнул, как от разряда электрического тока.

Виталий вернулся к гостям, а она со стороны любовалась им, высоким, стройным, элегантным и вдруг случайно перехватила взгляд одной женщины, которая с явным интересом наблюдала за Виталием Полибиным. Сами выходят замуж не по любви, а потом начинают охотиться за мужчинами, чтобы утолить свои темные страсти. Светлана пробежала пальцами по колье, то ли поправляя, то ли проверяя, на месте ли, и вприщур посмотрела на одного из гостей.

Чем-то он привлек ее внимание, но рассмотреть его, как следует, не успела, на нее налетела приятельница: Ты — гениальная женщина. Так преуспеть в строительстве! Так любить это чисто мужское. По-моему, строить — это как раз дело женщины. Хранить то, что построено, это. К тому же заметь, сохранить гораздо труднее, чем создать.

Столько вокруг голодных по сексу бестий, — покачала она головой. Но тех, у кого мужья, перестреляла бы!

Friend's main page

Третьего дня вот почувствовала, что он идет не в офис. Следом за ним спустилась в гараж, села в машину… И что ты думаешь? Подъезжает он к какому-то дому, набирает код и входит в подъезд. Я сразу звоню своей гадалке. Та раскинула карты и говорит: И в нашем затертом кругу появляются интересные мужчины, — стараясь поймать взгляд незнакомца, продолжала приятельница. А мы — исключение.

Но гулять не дам. Оставшись одна, Светлана растерялась. Чтобы никто не заметил ее состояния, она прошла в зимний сад и присела на край фонтана. Перед ней стоял светловолосый мужчина среднего роста. Я тебя даже не сразу узнал. Ты сама меня нашла. Я тебя не видела с того самого дня, когда… — Ты меня нет, а вот я тебя видел, — перебил он. Одно время я там работал. Так ты из Дмитрия стал Дэном. Массажистом, оказывающим небескорыстные услуги бездетным женщинам.

Тебе в этой услуге я отказал. Но и проблемы больше. Сколотил капитал на бездетных женщинах? На них сильно не разбогатеешь. Нет, просто должно поступить предложение от одной очень солидной фирмы. Меня хотят пригласить на должность исполнительного директора.

Ты можешь оказаться в стане наших конкурентов. Наша старая дружба предполагает иные отношения. И какая же фирма собирается выйти на тебя с предложением? Точнее, ее президента, то есть. Мы были просто знакомы. Светлана осталась стоять, потрясенная неожиданной, крайне неприятной встречей. Чтобы именно сейчас, когда все так хорошо, появился этот человек Она взглядом попыталась отыскать Дмитрия, не найдя, успокоилась.

Случаются же такие вывороты судьбы!. Ведь если бы он задумал поживиться на мой счет, не стал бы откладывать. А то, как заяц, сбежал от меня в санатории. Да я его раздавлю! Пусть только попробует тронуть. Он же видел, с кем я общаюсь. Круг моих знакомых надежно защищает меня от посягательств подозрительных личностей. Он отошел проводить последних гостей, и в это мгновение позади Светланы раздался тихий шепот: Вот адрес, — Дмитрий всунул Светлане в руку визитку кафе.

Она попыталась смять его, тот не поддался. Она растерялась, но в последний момент догадалась спрятать конверт в складках манто. Муж подошел к ней, взял под локоть и повел к машине. Всю дорогу Виталий был чрезвычайно возбужден, говорил без умолку, смеялся. Светлане приходилось делать вид, что она с интересом слушает его: Когда они переступили порог ярко освещенного вестибюля дома, Виталий заметил, что с ней творится что-то неладное.

Двери лифта раздвинулись, он подхватил ее на руки. Светлана не узнала себя в зеркальном отражении: Глупость какая-нибудь, а я испугалась. Светлана сбросила манто на кровать и, запершись в ванной комнате, без сил опустилась на пуф. Непослушными от снедающего ее беспокойства руками разорвала конверт и вынула несколько фотографий. Ресницы быстро-быстро захлопали и… замерли. Светлана не могла не то, что шевельнуть пальцем, а даже опустить ресницы.

Она вошла в состояние ступора. Тело стало тяжелым, как при посадке самолета, в ушах зашумело, и тошнота подкатила к горлу. Стук в дверь и голос мужа удержали ее от потери сознания. Она с трудом поднялась и плохо повинующимся языком проговорила: Оглянулась, сунула конверт с фотографиями в ящик комода и повернула замок.

Виталий с испуганным лицом ввалился в ванную. Наверное, я отключилась от усталости, — она подалась назад, но Виталий продолжал держать ее за плечи.

Светлана вынула из волос несколько шпилек и тряхнула головой. Кстати, врач меня предупреждал, что такое может случаться. Так что не волнуйся. Только не закрывай дверь. Светлана выдавила на губах улыбку и кивнула. Устал, — он поцеловал ее в волосы и ушел. Выждав пару минут, Светлана на цыпочках пробралась на кухню и заметалась, не зная, каким образом уничтожить фотографии.

Неприятный запах гари разнесся по всей кухне, но влетевший в окно ветер вынес его наружу. Избавившись от опасных фотографий, Светлана перевела дыхание и огляделась вокруг.

Как она любила эту квартиру. Она всегда чувствовала себя в ней защищенной. Но теперь самые высокие стены не могли оградить ее от оскорблений, надругательства. Впервые после замужества Светлана так остро ощутила свою уязвимость и одиночество. Она никому не могла доверить свою тайну, даже мужу. Он приподнялся и, приветливо улыбаясь, помахал рукой. Светлана опустилась на стул. Светлана с сомнением пожала плечами. Вернее, твое почти таким же, а вот мое, гораздо лучшим.

Когда вокруг четыре стены — выбора. В четырех стенах, чтобы ты знала, один час тянется дольше месяца. А на свободе год пролетит — не заметишь. Особенно, когда есть возможность поразвлечься. Сколько хочешь за свой труд? Ты, будто специально, назло, не желаешь меня понять. Ну, какой ты директор?! Ты ведь даже не имеешь отдаленного представления, что такое строительная фирма. Как ты собираешься работать?

Светлана прикусила губу и опустила. Дмитрий смерил ее холодным взглядом. И, кстати, не тяни. Даю тебе месяц и не дня. В противном случае… — он не договорил и жестом подозвал официантку. И тебе придется объяснить ему, что к чему. И ты толкнул меня на. Я даже не успела дать согласия, как все уже произошло. Не захотела, ничего бы не было… — И когда ты только успел сделать эти мерзкие снимки? Я и не заметила. Ты была занята, — рассмеялся он и скривился, закусывая водку ломтиком лимона.

Светлана откинула со лба волосы, оттянула от шеи ворот свитера. У меня голова кружится. Официантка принесла стакан минеральной воды. Светлана с жадностью его выпила. Отерла платком лоб и сказала: Какие у меня будут гарантии? Кстати, не стал сразу тебя грузить. Есть еще и трехминутная запись на видео. Кровь опять бросилась в лицо Светлане. Ты меня вышвырнешь с фирмы на следующий же день.

Светлана в отчаянии замотала головой, поняв замысел Дмитрия. На нее не посягну. Согласен, я бы мог взять все и сразу, но со стороны это будет выглядеть очень подозрительно.

Каким образом у недоучившегося студента, бывшего зэка и массажиста вдруг появился такой округло-солидный банковский счет. А я хочу, чтобы за мной закрепилась безупречная репутация. Буду с тобой откровенен, Семицветик, — Дмитрий подался вперед и провел пальцем по ее щеке. Он усмехнулся и продолжил: Обзавестись знакомством, ну и так далее… А потом, по истечении десяти лет, я открою свою фирму, и мы расстанемся.

Поверь, они пролетят незаметно. Это тебе не те четыре года, что отсидел я, — он зло расхохотался, — за растление несовершеннолетних. Да кому кроме несовершеннолетних нужна была эта халтурная порнография? Ведь не профессионалы работали. Черт, и залетел-то по-глупому.

И не с таким прошлым люди карьеру делают. Ну-ну, я пошутил, — с наигранным добродушием бросил он, заметив, как изменилась она в лице. У меня было время все обдумать. Другой вариант я тебе предложить не могу. А насчет документов не волнуйся. У меня все уже куплено, и диплом в том числе. Мужу твоему придраться будет не к чему. Я согласен подписаться, что по истечении десяти лет обязуюсь предоставить г-же Полибиной компрометирующие ее видеофакты и перечислю, какие. Внешне она не отреагировала на его издевку, но внутри у нее все закипело.

Но учти, ровно через месяц, начиная с сегодняшнего дня, я буду на твоей фирме. Дмитрий поспешил подать ей куртку. Светлана вышла из кафе, и все закружилось у нее перед глазами. Она запрокинула голову, чтобы снежинки охладили пылающее лицо.

Была совершена ошибка под влиянием мимолетной слабости, растерянности, — думала она, едва не плача от жалости к. Были и другие обстоятельства. Но ведь я давно раскаялась. Это подлый… подлый удар. Он же не поймет. Но в конце концов у каждого из супругов есть свое прошлое, — пытаясь объясниться сама с собой, рассуждала. Боже, какая-то несусветная глупость!

Светлана открыла дверцу машины, и вдруг из ее носа хлынула кровь. Да что же это такое? Неужели я должна пойти на условия шантажиста? Его цель мне совершенно ясна. Она металась по спальне, теряя последние силы. Усталость взяла свое, на четверть часа Светлана погрузилась в сон и успела проснуться прежде, чем к ней подступили мучительные сновидения. Полежала, бездумно глядя в потолок. Охнув, поднялась и побрела в гостиную.

Присела на барный табурет перед стойкой, налила джина, обильно разбавила его тоником и выпила.